7
Июн

Тайна Конфуция

Учение Конфуция, или Кун Фу-Цзы («Учитель Кун»), — это философская этическая система, а не религия. Однако мы вправе поставить его в один ряд с великими пророками и реформаторами религиозных течений. Конфуцианство учит жить в согласии с традицией, открывая глубины смысла в уже известном. Тайна Конфуция кроется в открытости его сознания миру.

Еще немецкий мыслитель Артур Шопенгауэр обратил внимание на то, что в китайском языке отсутствует слово «бог». На самом деле оно, конечно же, есть, звучит как «лао тянь е» и дословно переводится как «небесный дедушка», однако великий философ мог и не знать этого. Тем не менее, брошенная им неосторожная фраза запомнилась как многим его современникам, так и их потомкам. Так, например, известный русский ученый-религиовед Евгений Алексеевич Торчинов так пояснил этот феномен китайской культуры: «Слово шэнь означает: психическое начало в человеке (ср.: шэньсюэ — «теология»), дух в его отличии от тела (дух умершего), нечто необычное, сакральное, стихийное, природное божество (божество ветра, дождя, горы и т. п.).

Возможно, поэтому христианские миссионеры так и не могли решить, как переводить слово «бог» на китайский язык, а первые проповедники-иезуиты вообще предпочитали транскрипцию тэусы (от лат. deus и греч. theos), хотя не исключено, что все это было из-за плохого знания языка, или, может быть, они про «лао тянь е» никогда не слышали. Однако, как бы то ни было, феномен Конфуция, как это ни странно, заключается в том, что этот основатель и доныне весьма популярной религии о боге и вообще о вещах, выходящих за пределы этой реальности, предпочитал не говорить. Все его поучения и рассуждения касаются в основном различных аспектов земной жизни.

Подобно древнегреческому мудрецу Сократу, который не оставил не только дальним потомкам, но и своим современникам-ученикам письменного изложения своего учения, Учитель Кун сам не записывал ни своих наставлений, ни изречений. Все обилие мыслей, собранных под обложкой с авторством Сократ или Конфуций, принадлежит их ученикам. Китаеведы давно пришли к мнению, что достоверным свидетельством о жизни (и учении) Конфуция может служить книга «Луньюй», название которой традиционно переводят на русский язык, как «Беседы и суждения», а известный современный знаток Китая В. В. Малявин предлагает говорить «Обсужденные речи». Составленная после смерти учителя книга состоит из самостоятельных, очень разных по стилю и содержанию коротких сюжетов, отдельных изречений и порой обыденных банальных событий.

В «Луньюй» не упоминается имя отца Конфуция, которого там называют «человеком из Цзоу». Сам Учитель Кун считал себя потомком сунской знати, а в Сунском царстве был лишь один клан, носивший фамилию Кун. «Другое дело, что Конфуцию, сыну мелкого военачальника, не с руки было подчеркивать свое благородное происхождение перед лицом куда более именитых и могущественных людей, — пишет в биографии Конфуция историк Владимир Малявин. — Да он и не думал об этом: для него всегда было важно не благородство крови, а благородство сердца». Во многом именно деятельность Конфуция способствовала тому, что «аристократизм в Китае не принял ту сословную окраску, которую он имел, скажем, в средневековой Европе или Японии».

И все-таки Конфуций происходил из знатного рода, как и все родоначальники религиозных учений и другие выдающиеся деятели прошлых столетий. Сейчас в сказку о простой пастушке из деревни Домреми верят только дети и твердолобые традиционалисты. Такие по-прежнему полагают, что до Колумба в Новый свет не плавали, а Великие пирамиды в Гизе служили лишь могилами для египетских фараонов. Несмотря на вновь появляющиеся сведения, эти наследники позитивизма бубнят устаревшие байки.

Старый воин Шулян Хэ знал слова любви, но его жена, несмотря на многочисленные беременности, рожала исключительно девочек. Соседи потешались над здоровяком, который не может сделать мальчика. И дело не только в насмешках, но и в старых традициях. Только наследники мужского пола имеют право подносить душам усопших жертвенное мясо и вино. Шулян Хэ вынужден был взять вторую жену. Через год она принесла ему сына, появление которого не обрадовало отца — мальчик родился хромым. Обычай строго запрещал калекам приносить жертвы покойным предкам.

Семидесятилетний старик подыскал человека, о котором известно лишь, что он носил фамилию Янь. У того было три дочери: две перезревшие, перешагнувшие свое 20-летие, и младшая по имени Чжэнцзай, не достигшая брачного возраста, ей еще не исполнилось 16 лет. Она решила исполнить волю отца, породниться с местным начальником. Знаменитый китайский историк и писатель Сыма Цянь сообщил, что Шулян Хэ вступил в «дикий брак», заключенный в нарушение обычая и не вполне легитимный.

Древние китайцы рассудили, что жизнью мужчины управляет число восемь: в восемь месяцев у него появляются молочные зубы, в восемь лет он их теряет, в 16 лет (82=16) достигает зрелости, а в возрасте 64 лет (88=64) мужская сила оставляет его. Однако молодка спустя недолгое время понесла. По одной из легенд, появлению Конфуция на свет предшествовало явление единорога (по китайски — цзилинь) — волшебного зверя с телом лошади, хвостом быка и единственным, растущим изо лба рогом. Это указывало на приход в мир великого мудреца.

Древние хроники указывают точную дату рождения Кун Цзы — 22 сентября 551 года до нашей эры. В день осеннего равноденствия с небес полилась дивная музыка и неведомый глас изрек: «Небо, вняв твоим мольбам, дарует тебе мудрейшего из сынов человеческих». Над крышей дома, где лежал младенец, резвилась парочка драконов, а во двор дома «вошли пятеро старцев». Таких фантастических историй о рождении Конфуция — тьма.

Рождение ребенка произошло благодаря заступничеству духа Грязевого холма — Ницю. И поскольку младенец появился на свет с продавленным теменем, отчего форма его головы напоминала очертания Грязевого холма, отец нарек сына Цю. По обычаю, ребенку дали второе имя — Чжунни, что значит Средний Ни. И все из-за Грязевого холма. Вскоре после смерти отца, мать уехала из этих мест и поселилась в небольшом домике у юго-западного угла городской стены столицы Лу — Цюйфу.

Когда Сыма Цянь, рассказывая о молодости Учителя Куна, пишет, что тот «терпел лишения и был беден», это может быть как правдой, так и расхожим клише. В биографиях знаменитых мужей китайцы часто грешили этим выражением, которое с некоторой долей условности можно сопоставить с американским — «человек, сделавший самого себя».

Внешность у юноши была достаточно уродливой: массивный лоб, чересчур длинные уши, выпученные и чуть белесые глаза, вздернутая верхняя губа, обнажавшая два удивительно больших передних зуба, необычайно высокий рост и грузное телосложение. Невольно вспоминается уродливость баснописца Эзопа. Но молодой Чжунни еще не писал ни басен, ни поучений. «В 15 лет я обратил свои помыслы к учению», — скажет позднее своим ученикам Конфуций. Это сказано не о школьном образовании, которое началось раньше. Это начало осознания своего собственного учения. Грамотным был юноша к тому времени и высоко ценил книжные знания. Этим он отличается от основоположников великих религий — Будды, который учил неизъяснимой ясности сознания, Иисуса, который не читал книг, и Мухаммеда, который был неграмотен.

В 19 лет Конфуций женился, но о его супруге сведений почти не сохранилось. Известно только, да и то из более поздних источников, что она происходила из служилого семейства Цзи в царстве Сун. Спустя год после свадьбы у Кун Цю родился сын. По этому случаю правитель царства прислал молодому папаше карпа — традиционный символ удачи. Своему первенцу Конфуций дал имя Ли («карп») и прозвище Боюй («старшая рыба»). Видимо, надеялся на появление других сыновей, но жена родила ему еще только дочь. Жена не принимала участия в делах своего мужа, а сам Кун Цю с легкостью пускался в дальние странствия, считая недостойным настоящего мужчины сидеть у женской юбки.

Об отношении Конфуция к женщинам красноречиво говорит следующий его афоризм: «Строить правильно отношения труднее всего с женщинами и низкими людьми. Если приблизишь их к себе — они станут развязными, если удалишь от себя — возненавидят».

Сын Конфуция Боюй умер, не дожив до 50 лет. Вскоре после этой утраты он лишился Янь Юаня — наследника своего учения. Учивший быть невозмутимым и сам подававший тому примеры, Учитель Кун не сдержался и, рыдая, воскликнул: «Небо хочет погубить меня!» Жизненный путь Конфуция завершился в 479 году до нашей эры. На его похороны собрался весь столичный бомонд. Над могилой произносили прочувствованные речи. Похоронили учителя там, где он сам незадолго до смерти выбрал место — на берегу небольшой речки, под сенью кипарисов.

Конфуциева летопись «Весны и осени» заканчивается рассказом о гибели единорога. Там есть такие строчки: «Я не виню Небо, я не виню людей! Я лишь весь отдаюсь учению и пестую в себе возвышенные устремления. Наверное, только Небо знает, кто я такой!»

Игорь Буккер

Интересуемся также:

Вы можете читать эту запись через RSS 2.0 поток.

Оставить мысль

Вы должны быть зарегистрироавны чтобы оставить комментарий.